March 5th, 2015

почему убит Борис Немцов ?

http://echo.msk.ru/blog/aleksashenko/1503710-echo/
Пока в России не найдется свой майор Николай Мельниченко, который предаст гласности сделанные спецслужбами аудиозаписи, мы никогда достоверно не узнаем, что, в каких словах и кому говорил Владимир Путин ни о взрывах московских домов в 99-м, ни о смерти Литвиненко, ни об аресте Ходорковского или Навального, ни о многих других «политически выгодных» для российского президента серых и черных моментах российской истории последних пятнадцати лет. Не узнаем мы до тех пор что, кому и в каких словах говорил он (или его помощники, или руководители спецслужб) о Борисе Немцове. Но это ничего не меняет в моей оценке того, что главным «бенефициаром», политиком, которому была выгодна смерть Бориса, является Владимир Путин.

Борис очень давно сформулировал свою позицию о первопричине многих современных российских проблем. О том, что персонально Владимир Путин является главным тормозом движения России в сторону современной цивилизации, цивилизации XXI-го века. Он не скрывал и не маскировал свою точку зрения. Он громко и внятно называл имя своего политического оппонента. И этим он представлял опасность не только для Владимира Путина лично, но и для всего правящего режима

Борис представлял опасность для всей путинской вертикали, построенной на узурпации власти, выхолащивании института выборов, ликвидации принципа разделения властей в государстве. Можно сколько угодно говорить о том, что нынешний брежневско-кимченыновский рейтинг Путина гарантирует ему победу на самых честных выборах в России. Но все, и Владимир Путин, в первую очередь, хорошо понимают, что победа Путина на президентских выборах в нашей стране равносильна его победе по прыжкам в высоту на Олимпийских играх, которая возможна только при условии того, что соперников и судей он выбирает себе сам. Борис не боялся выборов, он смело в них участвовал, не боясь ни встреч с избирателями, ни дебатов с оппонентами, ни жесткого противодействия бюрократии и избиркомов, ни потока грязи и лжи, лившихся с федеральных и региональных телеканалов. Борис мог проиграть выборы, но это его не останавливало от участия в следующих. И Путин хорошо понимал, что с каждой выборной кампанией сила политика Немцова только нарастает. Противостоять ему (не важно, сам он будет кандидатом или будет поддерживать кого-то другого) становилось все сложнее и сложнее. Бориса не получалось снять с выборов – не находилось ни компромата, ни непоставленной запятой в поданных документах. Убрать его с политической сцены могла только смерть. И эта смерть политически выгодна Владимиру Путину.

Борис представлял опасность для всей путинской системы кумовского капитализма, построенной на возможности бесконечно «доить» и «пилить» бюджет и финансовые потоки государственных компаний. Через безальтернативные тендеры с завышенными ценами. Через позиции монопольных поставщиков и строителей. Через получение на откуп на протяжении десяти лет почти половины российского экспорта нефти. Можно сколько угодно говорить, что его публичные доклады «не содержали ничего нового», «ничего всерьез не разоблачали», но эти доклады издавались миллионными тиражами на народные деньги и рассказывали россиянам о том как друзья Путина становились миллиардерами, как отвратительно и неэффективно функционирует крупнейшая российская монополия, о том, какими могли быть масштабы воровства на олимпийских стройках, о том, какой барский образ жизни ведет российский президент. Их выхватывали из рук, за ним становились очереди, их скачивали в интернете. Их тиражи постоянно под самыми надуманными предлогами арестовывались и в типографиях, и у распространителей. Теперь этих докладов не будет. И это политически выгодно Владимиру Путину.

Борис представлял опасность для всей путинской системы «телефонного права» и «басманного правосудия», поскольку не боялся идти на прямое столкновение с ними, высмеивая и проституированный суд, и бандитско-криминальных силовиков.

Борис представлял опасность для путинской системы «осажденной крепости», пытающейся силами зомбоящика навязать нашей стране изоляционистско-конфронтационную модель развития, сильно напоминающую северокорейскую. Его международные контакты давали ему возможность напрямую общаться с лидерами многих государств, рассказывая, что происходит в России.

Но все сказанное выше не дает ответа на вопрос «зачем?» И это правда. Путинская система пока еще прочна и устойчиво может контролировать ситуацию в стране, используя свой арсенал. Но эта система не умеет дискутировать с противниками – она может их только уничтожать. Поэтому сидели и сидят в тюрьме Ходорковский, Лебедев, Пичугин, Витишко, Газарян, Алехина, Толоконникова, геленджикские экологи, и этот печальный список можно продолжать бесконечно. Поэтому и путешествует из-под домашнего ареста в СИЗО и обратно Алексей Навальный. Поэтому свершилось надругательство над правом в «болотном деле», по которому не привлечен к ответственности ни один чиновник или полицай, отдававший преступные приказы три года назад. Поэтому убили Алексаняна и Магницкого. Поэтому убивают Надежду Савченко.

Все это происходит потому, что путинская криминально-чекистская система, хорошо усвоившая правило «Есть человек, есть проблема; нет человека – нет проблемы», не может жить иначе.

Вот почему убит Борис Немцов

"Путин готовится к БОЛЬШОЙ войне"

by holicin.
Оригинал взят у prof_eug в Путин готовится к БОЛЬШОЙ войне

Недавние откровения министра финансов РФ Силуанова прошли практически незамеченными. Напрасно. Министр фактически прямым текстом заявил, что РФ готовится к большой войне. Большой - это даже не с Украиной, Беларусью или Казахстаном.

Силуанов отметил, что силовые ведомства и оборонка занимают около 40% расходов бюджета, социальные расходы - 35%. Когда я впервые увидел эту информацию, то сначала просто не поверил – слишком уж запредельными были цифры. Проверил. Оказалось - правда. Вот пруф на ТАСС: http://tass.ru/ekonomika/1802702

Да, из этих 40% на армию пойдет примерно половина, остальное на различные подразделения путинского Гестапо (что тоже очень символично), но, все-равно – это бюджет государства ведущего большую войну.

Если не брать во внимание клинический случай Северной Кореи, в мирное время таких расходов на армию просто не бывает.

Для понимания ситуации – «агрессивный блок НАТО»ТМ рекомендует тратить на оборону не менее 2% ВВП. При этом только 4 (!!!) страны НАТО, включая Эстонию, выполняют это требование. Остальные тратят менее 2 %. Сейчас, после нападения на Украину, ряд стран решил немного повысить расходы на оборону, но все эти повышения, все-равно, в рамках 1%.

Понятно, что экономический потенциал НАТО и РФ даже смешно сравнивать. Совокупный экономический потенциал стран НАТО – это примерно половина мирового ВВП, ВВП РФ – всего около 2%, но очевидно и то, что в условиях тяжелой экономической ситуации РФ просто так тратить такие суммы не будет.

Для наглядности таблица расходов на оборону членов НАТО (2014):

"ПОДПИСЬ УБИЙЦЫ."


by aristakisyan.

ПОДПИСЬ УБИЙЦЫ.
Невыгодно тут убивать? Но разве хоть что-то из того, что они натворили за последние годы, было им выгодно – нет, тоже невыгодно. Но невыгодно в долгосрочной перспективе; а они не мыслят в долгосрочной перспективе. Им важно добиться моментального результата - а лучше страха еще никто ничего не придумал. Пока не придумал.
Казалось бы, зачем им держать в застенках, морить голодом украинскую летчицу Савченко, это же принесет им много вреда. Они уже превратили ее в живой памятник сопротивления. Но они так не думают. Памятник ей поставят потом лет через сто, а кушать хочется сейчас.
Они не думают, «что будет, если…». Если ты начинаешь думать о том, что будет, думать о предполагаемых последствиях своего действия, то ты ослабляешь свое действие и волю к действию.
Чем они и отличаются от интеллигентов. Последний думает: я бы на их месте так не сделал. Интеллигент ставит себя на их место. Они же его на свое место не ставят. Они с собой не разговаривают. Просто действуют, сеют страх.
Прокремлевские политологи орут, что пули, пущенные в Немцова – это первые выстрелы по Кремлю. Не наоборот. Поскольку невозможно, чтобы Кремль совершил убийство у Кремля. Но штука в том, что именно там и хотелось убить. На законном месте, на лобном месте. Больше всего хотелось убить там, где больше некому этого сделать.
Думаю, первоначально убить Немцова хотелось вообще на территории Кремля. Затем запустить туда журналистов, репортеров - и пусть потом спорят, кто его убил. Версии убийства остались бы теми же, я вас уверяю, включая убийство из-за женщины, месть женщины.
Фокус в том, что если бы труп Немцова обнаружили в кабинете у Путина, также ничего бы поменялось. Кто угодно может убить Немцова в кабинете у Путина, кроме самого Путина. Потому что ему это не выгодно, не нужно.
Поэтому это сделали там под кремлевскими звездами. На лобном месте. Чтобы можно было говорить, что это сделали не мы. Что мы бы так очевидно не действовали. И чтобы все при этом боялись. Советская власть держалась только на этом, только на одном страхе людей перед КГБ. Только на страхе. Ни на чем больше.
Если бы Немцова убили в каком-нибудь другом месте, акция не произвела бы такого эффекта. Подумали бы все равно на них. Поэтому они убили его у себя на пороге, чтобы никто не думал, что это сделали они. Кремль стоит и говорит сам за себя, что это сделал не он. Не может убийца остаться стоять на месте преступления и не прятаться. Убийца не может взять дело об убийстве под свой собственный контроль. Но кино и литература дают множество примеров – что может, еще как может.
Нет? Нельзя таким очевидным образом действовать? Большая ошибка так думать. Кто таким очевидным образом действует, он и является тем, кто действует. Сегодня действуют они. И в России и на Украине.
Самую очевидную версию убийства трудно принять. Потому что она самая реальная. Хочется высасывать из пальца не такие простые версии. Хочется прилагать усилия ума. Люди любят себя награждать за свои умственные усилия.
Не хочется думать, что можно просто захватить гражданские самолеты и нанести смертельный удар по «близнецам». Простое прямое действие. Чем оно скупее по средствам, тем оно эффективнее. Нужно быть настолько простым, чтобы не думать. Кто сказал, что убийцы Немцова думали? Они действовали. Кто думает, тот не действует. Кто действует, тот не думает.
Конечно, они держали в своей голове эффектный образ, который уже несколько дней показывается по всему свету: труп Немцова у стен Кремля. Не потому что он там работал. Не потому что этим они хотели сказать, что это блудный сын Кремля лежит мертвый. Нет. Они так не мыслят, они не шутят. Просто они не могут позволить себе такую роскошь, как исламские фундаменталисты. Не могут подписаться: что это мы сделали. Не могут. Они же не фанатики. И поставили подпись натурой, Кремлем. Почему?
Почему исламисты снимают на камеры, как они ритуально режут людям головы на фоне пустынь и морей. Изысканно компонуют казнь в кадре и показывают на весь мир. Ведь эти убийцы не дикари, не простой народ. Они имеют по несколько высших образований, учились и жили на Западе. Они – интеллектуалы. Не талибы из Афганистана. Они грамотные люди и понимают, что этими чудовищными акциями не могут приобрести себе сторонников в западных странах. Может быть, если бы они всего этого не делали, то большое количество людей на Западе могли бы их как-то понять – что они борются за свою альтернативную цивилизацию. Многие на западе готовы признать за ними это право. Но эти бородатые интеллектуалы посчитали, что им это не нужно, чтобы за ними что-то признавали. Ничего лучше, чем страх не придумано. Нам не нужны друзья! Главное, чтобы все знали, что это сделали мы. И будем делать еще.
Кремль возвышается над трупом Немцова, которого нет, а Кремль был, есть и будет. России может не быть, но Кремль будет. И будет убивать. Немцова убил – потому что достал. Не потому что опасен. Достал. И других, кто будет доставать, убьет. Не потому что боится, потому что – Кремль.
Адвокат Резник заявил, что пули в Немцова влетели из радикального подполья на фоне государственной пропаганды, мол, убили его маньяки, маргиналы. Но почему они тогда Звягинцева не убили. Я бы на их месте Звягинцева убил. Звягинцев, вообще, живой? Кто его последний раз видел?
Резник не стал приводить в пользу своей версии аргументы. Радикалы-подпольщики хозяйничают у Кремля, просматривают место убийства камерами наблюдения, сотнями камер, в том числе из Кремля. Радикалы-подпольщики ведут слежку за лидерами оппозиции, особенно накануне протестного мероприятия. Радикалы-подпольщики управляют движением снегоуборочных машин при температуре воздуха значительно выше 0 градусов при дождливой погоде, а также машинами ГАИ. План-перехват в их случае ничего не дает. Не потому ли что «радикальным подпольем» подземельем в России всегда являлся Кремль.
Исламисты никогда бы не совершили убийство у стен Кремля. Не их место. Не их почерк. Не их подпись. Кремль – это не их подпись. Дело не в Немцове, дело в Кремле. Чтобы рядом с трупом Немцова Кремль стоял, подпись стояла. Убить надо было того, кто не представляет никакой угрозы. Чтобы те, кто представляют угрозу, думали.
Позвонил из-за границы отец, запретил мне выходить на улицу. Понимаете, что мой папа не один такой. Миллионы таких пап и мам позвонило своим детям, чтобы сказать: не дай Бог, не ходи. Не обязательно, чтобы папа звонил из-за границы, из дома. Папа, который внутри каждого живет, будет звонить: не ходи. Папа, который внутри.
Простая кремлевская психология, до уровня которой либеральная оппозиция не может не опуститься, не подняться. Либералы мыслят теориями, а технологии террора это не теории. И хотя они не требуют большого ума, применяют их люди совсем не глупые. Чем проще технология устрашения, тем умнее люди, которые ее применили.
Они выбрали Немцова. И решили его убить – чтобы по факту это напоминало публичную казнь. При всем честном народе. На лобном месте. Только так. Чтобы как бы знали, кто убил, но не могли с этим согласиться.
Вот и я знаю, что убили они, но сомневаюсь почему-то в себе. Наверное, чтобы вызвать еще больше сомнения, они сразу после убийства начали обыск у Немцова в квартире, который вели всю ночь. После чего у меня осталось чувство, что я что-то от себя скрываю. Их следственные действия проходят за счет моей психологической стабильности.
Чувствую, что после убийства Немцова, Путин станет еще ближе к народу. Люди будут еще больше за него держаться. Чтобы он не дай Бог не раскрыл свое собственное преступление.
Так и будет. Кто-то в тебе, кто знает – тот будет знать. Кто-то в тебе, кто не должен знать – будет активно с тобой не соглашаться. Так будет в ближайшее время. И это ближайшее время останется за ними. Ближайшее время – за ними. Потому что они не такие идиоты, чтобы заглядывать в будущее, которого не существует. Страх – существует.
Сегодня они уже могут позволить себе совершить всеобъемлющее действие. Нет смысла в анонимных действиях. Убийство Немцова у стен Кремля – это всеобъемлющее действие. Как бы анонимное, но при этом все знают убийцу.

Диктаторы сами не останавливаются

Originally posted by opd_voshod at Гарри Каспаров:

У Запада есть много способов остановить Путина.

Оппозиционный российский политик и чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров в интервью «Эхо России» высказал свое мнение о том, кто убил Бориса Немцова и чего хочет Владимир Путин.

- Вы знали Бориса Немцова, что для вас означает это убийство?

– Сейчас тот редкий случай, когда я даже не совсем понимаю, что сказать. Эту трагедию еще придется осмыслить. Одно дело, когда говоришь, что режим неизбежно скатится к политическим репрессиям и убийствам,Collapse )

про траурное мероприятие 1 марта




сходил только до рамок металлоискателей: не захотел терпеть унижение ожиданием прохода
тысяч 50 передо мной...
и почему это я должен по ментовским правилам ходить? пошёл домой
от боли серости не было исхода...
нечто подобное описано:
pan_andriy в зачем выходили?

Peter Shuklinov Да, очень много людей в Москве. До 100 тысяч человек. Выглядело масштабно. Прошлись стройно и ровно. Грозный взгляд. Громкие слова на табличках. Высокохудожественные транспаранты.

Прошлись и разошлись. Все, нет никого. Все закончено. Все ушли. И вернулись в свои квартиры, которые им не принадлежат. И будут жить в городе, который им не принадлежит. В стране, которая им не принадлежит. Разошлись униженными и разбитыми. Зачем выходили? Позорище.


Вам говорили, что нет больше никакой России. Вам говорили, что после убийства Бориса это бывшая страна. Вы должны были всем сказать, что это неправда. Что вы есть. Что вы люди, а не животные. Что с вами так нельзя. Что вы нация.

А вместо этого - траурное шествие. Вместо всего этого - похороны России. Вы зачем там "Герои не умирают" написали у себя? Не надо брать чужого, если не знаешь, что это такое. Наши герои не умирали, потому что вместо убитого вставала сотня, а вместо десяти убитых поднимались десятки тысяч. А ваши герои умерли. Всё.

Теперь это бывшая Россия. Теперь эта территория окончательно превратилась в konzentrationslager des Putins, где заключенным иногда позволено выйти на прогулку в окружении надзирателей по четко обозначенному маршруту. И всех через рамку, как скот.

Зачем вам жить вообще, если вы сами отказываетесь считать себя людьми, которые достойны хотя бы маленькой, хотя бы ничтожной попытки сказать им всем в лицо "ИДИТЕ НА ХЕР, Я С ВАМИ ТАК ЖИТЬ НЕ ХОЧУ И НЕ БУДУ, Я ВАС ОТМЕНЯЮ".

Ничего подобного. Подышали? Сопли пустили? Ну и будет. А теперь по камерам!