stepnoff1 (stepnoff1) wrote,
stepnoff1
stepnoff1

убийство с открытой датой

"ПУТЬ БОРИСА НЕМЦОВА: ИЗ ПРЕЕМНИКОВ ПРЕЗИДЕНТА В РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ" by 0_stranger in politics_free.
В судьбе Немцова отразилась эволюция всей политической системы России.[Spoiler (click to open)] Он взлетел к подножию трона по прихоти царя-демократа, который под грохот орудий Кантемировской дивизии добился принятия конституции, дававшей ему право рулить страной, не оглядываясь ни на парламент, ни общественное мнение. Частью этого ассортимента прав стало и право кого угодно поднимать из грязи в князи и обратно. Такое право удачно сочеталось с характером Ельцина, который играл с правящей верхушкой буквально по-сталински, постоянно кого-то поднимая, кого-то отпуская с миром (это уже, правда, совсем не по-сталински).
И в этой чехарде Немцов сделал умопомрачительную карьеру. В 1997 г. он перебрался из кресла губернатора в Москву и стал министром топлива и энергетики, а также вице-премьером правительства РФ, оказавшись при этом самым молодым на правящем Олимпе. Ельцин его рассматривал как одного возможных преемников. От этой перспективы уже сладко кружилась голова, а Ельцин очень не любил, когда преемники всерьез принимали его намеки. И, судя по всему, Немцов на этом и прокололся (об этом можно судить по интервью Ельцина 2003 г.).
А потом начался период первого путинского правления: мягко, но неуклонно выстраивается властная вертикаль, подавляется мятежная Чечня, а политика как-то незаметно оказалась детской площадкой для игр амбициозных лидеров, в то время, как реальные решения принимались исполнительной властью. В это время Немцов перекочевал из властвующей элиты в политическую песочницу при Кремле: в 1999 - 2003 гг. он был депутатом Госдумы и заместителем ее председателя в качестве руководителя фракции Союза правых сил. Либералы превращаются из узкого кремлевского круга, окружавшего Ельцина, в оппозицию. При той конституции, которую они сами же и сотворили в 1993 г., оппозиция могла быть только игрушечной. Однако, если сравнить, как изолировали от телевидения коммунистов и как при раннем Путине там в большом количестве мелькали либералы, включая Немцова, то можно сделать вывод, что Кремль держал их в качестве доверенных оппозиционеров в политической песочнице.
Однако на парламентских выборах 2003 г., несмотря на достаточно масштабное представительство в телевизионном эфире, Союз правых сил потерпел сокрушительное поражение: набрав менее 4% голосов, он вылетел из Думы (политической песочницы), перестав быть уже элементом и системной оппозиции. Теперь эта партия и Борис Немцов были уже не нужны Кремлю просто в силу отсутствия у них заметной массовой поддержки, которая только и делает силу политической. Шансы же вернуться были уже призрачными, т.к. влияние либералов в предшествующие годы опиралось на двух китов: мощную поддержку Кремля (т.н. административный ресурс), рекрутировавшего из них властвующую элиту, и центральные каналы телевидения. Теперь оба кита стряхнули их с себя.
Б.Немцов, выпавший из политической элиты, оказался перед реальной перспективой вообще выбыть из политики, расположившись в болоте кадрового резерва Кремля, где можно было при демонстрации лояльности дождаться какого-нибудь поста в исполнительной власти. Прагматичные Кириенко и Чубайс именно так и поступили, уйдя из политики в государственные менеджеры. После сиявшей когда-то перспективы преемника президента это, конечно, унизительный вариант, но сытый и безопасный.
И тут Б.Немцов делает ход конем и встает на путь реальной оппозиционной деятельности. Поскольку вне парламентской системы оппозиционная политика - это утопия, то он превращается в радикала, отметающего путь вымаливания подачек от Кремля. И тут уже грань, отделяющая оппозиционного политика от революционера, который отказывается от игры с властью, понимая, что это равнозначно играм кота с мышкой. Видимо, в это время его вдохновляет опыт первого киевского Майдана (2004 г.), когда улица, презрев электоральные игры, стала фактором революционной политики, с которой центральная власть была вынуждена считаться (сфальсифицированные выборы были отменены). Правда, в украинском случае улица получила мощную поддержку Запада. Б.Немцов неоднократно мелькал в Киеве и выступал на майдане Незалежности как сторонник "Оранжевой революции". В это время он четко обозначил свою позицию в формирующемся новом геополитическом раскладе сил, заняв символическое место нештатного советника украинского президента Ющенко, пришедшего к власти на волне Майдана. Он стал штатным участником встреч с западными политиками, которые, появляясь в России, старались повышать символический капитал либеральной оппозиции.
Уход Б.Немцова из политиков в революционеры - это не столько его личный экзистенциальный выбор, сколько изменение самого духа времени: во второй половине нулевых лет политика в России умерла, уступив место администрации ("управляемой демократии"). А если нет политики, то нет ниши и для политиков. Нельзя же даже с натяжкой считать таковыми лидеров парламентских партий, соревнующихся в проявлениях лояльности Кремлю. Иначе говоря, в поле политики у него был только один путь - в революционеры. Он его и выбрал, отказавшись от менеджерской перспективы (не берусь судить о том, насколько она была реальной).
Во второй половине нулевых лет он превращается в одного из заметных вожаков уличных протестов, которые, конечно, не могли не вдохновляться опытом первого Майдана. Это "марши несогласных" (2007 г.), митинги "За честные выборы" (2001 - 2013 гг.). Смысл этого поворота в своей судьбе он объяснил в своей книге (2007 г.) с прозрачным названием "Исповедь бунтаря или полтика без бл***ва". . Если раньше Немцов мелькал в репортажах в качестве баловня судьбы рядом с президентами, то теперь все чаще о нем сообщали в списках задержанных за участие в несанкционированных митингах. Он бросал открытые и часто оскорбительные вызовы власти, которая в силу его уже совершенно незначительного политического веса могла не замечать, передоверив переговоры с ним офицерам полиции.
В Немцове-революционере уже четко прослеживалась принципиальность раннего большевизма: никаких компромиссов с властью, никакого заигрывания с предрассудками масс! Он не боялся демонстрировать свою позицию, которая противоречила взглядам и настроению большинства. Это один из верных признаков, отличающих революционера от политика, который ради голосов избирателей готов продать мать родную. И в этом был свой резон: в обозримом будущем у него не было шансов добиться любви масс при любом варианте его поведения, ибо за ним тянулся шлейф кремлевского баловня судьбы в Смутное время. Более того, он остался одним из немногих участников политического процесса, на которых можно было взвалить вину за тогдашние многомесячные задержки заработной платы, за развал экономики и социальной сферы, за начало войны в Чечне и прочие грехи ельцинской команды. Разумеется, внимательный анализ его места в правящей элите мог бы легко показать, что от него ничего не зависело, но кто будет в этом разбираться? Так он стал, с одной стороны, революционером, а с другой - бывшим. И та, и другая роли обладают огромным потенциалом раздражения. И он, будто нарошно, взял на себя функцию красной тряпки, публично идя против не только политики Кремля, но и настроений большинства, выступая в качестве бесстрашного раздражителя всех прокремлевских групп, всех националистов и анти-западников.
Парадоксально, что Немцов-революцинер выпал в силу неактуальности из сферы обсуждения экономики, где неолиберализм является сильным раздражителем для многих. В выступлениях Немцова-революционера речь шла почти исключительно о необходимости политической свободы и сохранении конституционных принципов, о борьбе с коррупцией. Кто против этого? И парадоксально, что именно в этот период он становится раздражителем не только для коррупционеров и держиморд, но широкой зрительской аудитории. В это время массы его не любят гораздо сильнее, чем в период его близости к Ельцину.
О таких в народе говорят так: "он ищет на свою задницу приключений". И Немцов смело их искал. В сложившейся общественной атмосфере, когда любой человек, занимающий не ту политическую позицию, рассматривается как враг, достойный смерти, вопрос встречи со смертельно опасными приключениями был только делом времени. Он нажил так много врагов, которые в нормальных условиях были бы просто сторонниками иных точек зрения, что выстрел в него мог прозвучать почти с любой стороны. Это было объявленное убийство с открытой датой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments